Статьи о Геленджике, об отдыхе, о туризме.

Геленджик глазами министра Земледелия и Государственного имущества осенью 1894 года . 13-04-2013

Геленджик глазами министра Земледелия и Государственного имущества осенью 1894 года .

Кабардинка и Геленджик. 

  Первое селение, которое довелось посетить нашей экспедицией, была Кабардинка, довольно большое село, домов в 200, на три четверти греческое и на четверть русское. Греки здесь старожилы, русские —новопоселенцы, сборные из разных губерний, явившиеся в конце 80-хъ годов, когда местные власти охотно приписывали всех желающих к готовым уже сельским обществам, владевших землею в большем размере, чем 30 десятин на двор.

  Казалось бы, что при здешнем чудесном климате, плодородной почве и сравнительно значительном количестве плоских пахотных месть, благосостояние кабардинцев должно быть очень высоко. Но увы! Даже по внешнему виду той толпы, которая в двух кучках собралась приветствовать министра, можно было сразу заключить, что живут здесь в большой бедности. Не говоря уже про наш север, Кабардинку и кабардинцев едва-ли можно сравнить даже с плохоньким селом Тульской или Орловской губерний. Вместо домов—поистине карточные домики, едва прикрытые грубой дубовой щепой, насквозь в щелях, с подслеповатыми кривыми окнами. По нескольку миниатюрных надворных построек из плохого плетня. Тощий мелкий скот, едва живые костюмы у русских и настоящее лохмотья у греков. Вместо того, чтобы разводить виноградники и сады и жить так, как помещик средней России может мечтать, эти люди сеют пшеницу и кукурузу, не дающие никакого дохода, словно н не подозревая, какими несметными богатствами они окружены. Виноградников и садов почти нет. Кое-где разводят лишь греки табак, но и здесь предпочитают отдавать свои участки в аренду турецким армянам, лучше них понимающих культуру этого растения.

  После первых же приветствий, нас осадили жалобами. Русские новоселы жаловались на греков, которые, составляя большинство, сильно их обижают, отнимая даже расчищенные уже участки не давая под расчистку новых. Затем русские, и греки жаловались на лесные порядки. Пока их наделы не были размежеваны с казною, лесное управление дозволяло крестьянам рубить лес только на свои нужды, за дрова же, которые поселенец вез на базар, требовало по-саженной платы и, кроме того, выправки билета. Теперь размежевание уже окончено, границы юрта указаны, а лес рубить на дрова возить все еще запрещают без билета; жалобы эти найдены были совершенно основательными, и тут же сделано распоряжение о свободном вывозе дров и угля с юртовых земель.
  
  Затем мы прошли в церковь, ветхое, убогое здание, похожее на сарайчик, с колокольнею на четырех столбиках. Если бы не маленький крест, нельзя было бы и догадаться, что это церковь. Священник объяснил, что служба совершается по-гречески и по-русски.
Из церкви прошли в школу, не особенно чистую. Детей не было, но в довольно просторное помещение быстро набрались греки, и один из них начал что-то говорить с большой энергией. В переводе оказалась весьма кляузная жалоба на русских новопоселенцев, которые, пользуясь ими, греками, выстроенною школою, не хотят покупать каких-то парт и т. п.

  В этой речи был по истине возмутителен её нахальный тон. Греки, очевидно, считают себя хозяевами, злятся на учебное ведомство за то, что поставлен вместо грека, учитель русский, и всячески жмут русских. Им было объяснено в довольно твердой форме, что здесь Россия и русские подданные и потому называть себя греками и противуполагать русским по меньшей мере неприлично.

  К вечеру мы добрались на ночлег до Геленджика. Этот чудный уголок заброшен и забыт. Представьте себе прелестную, совершенно круглую бухту, соединенную узкой горжей с морем, и кругом обставленную высокими, сплошь покрытыми лесом горами. Горы эти оставляют плоского места на огромный город. Бухта отлично защищена и достаточно глубока, норд-ост не имеет и четверти той силы, как в Новороссийске. Климат чудесный. Здесь на открытом воздухе уже растут персики.
И что же? Геленджик не город, даже не посад, а убогая, несчастная, полурусская, полугреческая деревушка, где едва можно найти два порядочных дома. Остальные 142 хижины едва похожи на дома. Ветхая, убогая церковь, со старичком священником, родом из Тверской губернии, домик пограничного офицера и таможенно-карантинной стражи; несколько жалких лавчонок, - вот и весь Геленджик. 




Васильковский Сергей Иванович. 
«Геленджик»
конец 1880-х гг


 

  Между тем, когда начали разбирать бесконечные жалобы о земле и развернули план геленджикского юрта, оказалось, что это село владеет свыше, чем по 60 десятин на двор и в том числе не менее 40 десятин превосходной виноградной земли. И, однако, виноградников и садов почти никто не заводит, предпочитая кукурузу и пшеницу.
Около Геленджика много, так называемых, потомственных участков, т. е. выделенных в частное землевладение, на правах полной собственности отдельных клочков. Там, разумеется, земля обработана порядочно, и кое-где встречаются первые попытки садов. Недавно произведено размежевание, и местное управление государственным имуществом отрезало, в виде излишка, довольно большую площадь, ту самую, которая заключает цементный камень, и сдана в эксплуатацию генералу Адамовичу.

  Крестьяне, разумеется, поняли сразу, что никакое хозяйство не даст такого дохода, как по-сажённая плата за камень от завода, и в этом смысле ходатайствовали перед министром, предлагая сдать в казну даже гораздо лучшие земли юрта, лишь бы удержать участок генерала Адамовича.
Но эта просьба была совершенно основательно оставлена без последствий ибо давать пользоваться ни за что, ни про что арендной платой за камень значит распложать тунеядство.

  За то другая просьба крестьян была удовлетворена, и сделано распоряжение, чтобы землемеры, при установке границ юрта и казенной земли, не стеснялись очертанием линий, а вымежевывали крестьянам горные ключи на пастбищах, хотя бы эти источники и вдавались глубокими языками в занадальную землю.

  Чтобы дать понятие о нравах местных жителей, достаточно привести следующий случай: поднят был вопрос об обращении Геленджика в посад, и у моря были нарезаны участки, которые предполагалось изъять из крестьянского владения. Дело это затормозилось, а пока участки эти крестьяне стали сдавать под дачи. Жена одного харьковского учителя сняла такой участок за плату по 1 коп. с сажени в год. Как только дача была выстроена, сельское общество сейчас же подняло аренду до 3 коп. за сажень. Очевидно, что при таких условиях охотников строиться в Геленджике будет немного, и этому чудному уголку долго еще суждено пустовать.


  По Черноморскому побережью.

стр. 17. Глава V.

Шарапов, Сергей Федорович (1855-1911).
По Черноморскому побережью : письма из поездки в составе Экспедиции министра Земледелия и Государственных Имуществ осенью 1894 г. / Сергей Шарапов. - Санкт-Петербург : Типогр. Товар. "Общественная польза", 1896. - 110, [1] с. ; 24 см .
1. Территория (коллекция). 2. Краснодарский край: страницы истории (коллекция). 3. Черноморское побережье Кавказа -- Описание и путешествия -- 19 в..
ББК 26.89(235.73)ю14
ББК 63.3(283.77
 

Источник: ANDREYSMORYA

Количество показов: 3322

Возврат к списку

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.52)

Материалы по теме:



РЕКЛАМА: